Jump to content
Персональный проект Евгения Кавуры «Роза вольных ветров» Проект посвящён тому, что я считаю лично для себя главным и важным. А именно: дикой природе и охоте, охотничьим собакам, перемещениям в пространстве, отношениям людей и зверей, людей и людей, а также многому другому.
Евгений Леонович

КАРАНДАШ ПРОСТОЙ, КАРАНДАШ ЦВЕТНОЙ, РУЧКА ШАРИКОВАЯ ЛИ, ЧЕРНИЛЬНАЯ...

Recommended Posts

Относительно давно, под критическим нажимом мамани, я понаходил в разных местах своей квартиры , среди часто неожиданных вещей, свои рисунки. И сконцентрировал их более-менее, в одном месте. Сделаны они были мной на в различное время, в различных местах нашей страны, и, главное, на разных этапах её развития. 

Рисовал я, как уже говорил, с самого детства, никогда ни на что не претендуя - просто нравилось и всё. Исключительно для себя. Причём, делал это постоянно, и особенно, на уроках в школе (по хер, какой предмет при этом протекал в классе), немало удивляясь (искренне, не кокетничаю!), что это нравилось некоторым моим школьным корефанам, будь-то "элитные" (в тех понятиях, конечно) городские школы или школы в самой-самой "глубине сибирских руд" - иногда старинные, рубленные из брёвен избы. Большинство рисунков, ясное дело, не сохранилось - я ведь им никакого значения не предавал. Намалевал и забыл.  Какие-то , не информируя меня об этом, подобрала-собрала мама, найдя их дома, в разных местах нашего проживания,  и сохранила (у неё они и сейчас где-то лежат :) я обалдел, когда их увидел!).

Умению немного держать орудие рисования я очень благодарен - во время мыслительных процессов постоянно что-нибудь малюю в блокноте, на листочках, и тем самым нехило концентрирую движения мозга в куполе. Но особо это занятие спасало на всяких тупых совещаниях разного уровня (слушаешь очередную пургу и рисуешь себе упоённо), а также при работе в судебном процессе - там вообще это классно сосредотачивает (говорю только о себе). Иной раз случайно попадётся в руки како -нибудь ежедневник, глядь в него - а там рисуночек - и тут же вспомнилось дело, его детали, и т.д. - даже без чтения заметок))) А иногда накатывало - и тогда рисовал целенаправленно.

В общем, "заговорился преамбулой"... И начинаю выкладывать сканы некоторых своих малевалок - тех, которые были упорядочены и систематизированы.  Всё равно сейчас охоты никакой - травма ноги и погода в той же Тверской области подвели шибко.)))

Некоторые рисунки были сразу снабжены мной датами изготовления, а в отношении других её приходилось вспоминать, морща лобик, и проставлять их, хотя бы примерно. 

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Ну,судя по рисункам в теме про фазанов, эта тема будет горячей.Ждем!

А мамы-они такие.Хранят,казалось бы всякую ерунду.А потом оказывается очень важные вещи.

Share this post


Link to post
Share on other sites
1 час назад, Юта сказал:

Ну,судя по рисункам в теме про фазанов, эта тема будет горячей.Ждем!

А мамы-они такие.Хранят,казалось бы всякую ерунду.А потом оказывается очень важные вещи.

Точно! Я и подумать н мог, что она царапки эти как то прослеживалась и что смогла сохранила. Оказалось, они ей нравились тоже))))

Ща придем с Шаманей с загулок, и начнём.Хоть какая, но отвлекуха от нескончаемого Путина и корейской Олимпиады из каждого унитаза.... Так что, отвлечемсЕ!))

  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

      Итак, графические упражнения многолетней давности...   

Сразу поясню. Обратите внимание  (здесь и далее) на дату рисунка))) Это было, в принципе, паршивое время. Меня от него тошнит - первая половина 90-х. Деградация всего катилась к апогею. Это сказывалось, понятно, и на книгоиздании. Тогда же началась говно-полиграфия.  Книги стали издаваться на почти сортирной бумаге, причём, самого плохого качества. А иллюстрации художественных произведений, с которыми, в принципе, уже с 80-х годов, было не так уж  чтобы очень, стало совсем худо. Я же привык с детства к классным, высокопрофессионально изданным и оформленным советским книгам, иллюстрации в которых любил рассматривать подолгу и со вкусом. Впрочем, как и карикатуры в обожаемом "Крокодиле" и украинском "Перце". За Кукрыниксов и Бориса Ефимова и прочих советских  более или менее известных карикатуристов - ваще молчу!  Не сомневаюсь, что карикатура в особенности повлияла на мою манеру марать бумагу своими рисовалками.  И ничуть не жалею!

     Так вот. В силу тогдашних жизненных обстоятельств времени у меня было  мальца... И однажды пришла мысль - а как бы я, весь такой умный, проиллюстрировал бы хотя бы известнейшие литературные произведения? А чё - свобода творчества!:D                                                                                           

.Вечный зов 001 (Копировать).jpg

Джек Лондон, "Зов предков",  17.09.1993г.
 

    Сто раз перечитанный, он виделся , приблизительно, так...   

  • Like 5

Share this post


Link to post
Share on other sites

Белый клык 001 (Копировать).jpg

Джек Лондон, "Белый клык", примерно 1993 г.

А здесь  я поступил намеренно проще. Помните - Человек в красном свитере - который окучивал Белого Клыка дубиной? Ещё когда пацаном впервые читал, этот красный свитерок дюже врезался в память.

Сначала хотел сделать "сложно", типа, "многохудожественно". А потом взял и  сделал так.

  • Like 5

Share this post


Link to post
Share on other sites

Вампилов. Утиная охота 001 (Копировать).jpg

Александр Вампилов, "Утиная охота", 22.11.1995 г.

...За окном мой любимый Иркутск - окраина и тогдашняя новостройка, где Зилов получил квартиру. 

Прочёл эту вешь я гораздо раньше, чем вышел фильм с Далем и прочими классными актёрами.И сразу пробился неподецки... Она меня сразила. С тех пор, хотя наизусть знаю, периодически перичитываю. А впервые постановку "Утиной охоты" осуществила режиссёр Народного Академического Театра Иркутского мединститута, ныне ушедшая Раиса Васильевна Курбатова. Она была когда-то завлитом Иркутского драмтеатра имени Охлопкова, женой ведущего его актёра; дружила очень с Вампиловым (и в Иркутске, и в московском периоде), с его матерью. Я был участником этого театра на начальных курсах института, о чём вспоминаю с огромной теплотой. раиса Васильевна была уникально интересной и мощной женщиной, совершенно свободной. И постановку осуществила именно тогда, когда пьеса в стране была запрещена компартийными идеологическими дегенератами сусловского разлива - театру им. Охлопкова тогда не разрешили (!) её ставить. И тогда Курбатова рискунула, и поставила "Утиную охоту"  силами нашего мединститутского театра, который терториально в двух шагах от Охлопкова))) Это был конец 70-х! На премьере был весь город и масса партийной знати - всё прошло на ура, и без последствий. Зилова сыграл Петя Мутин - ныне один из ведущих актёров Калининградского драмтеатра, и просто хороший , чистый человек. Поработав после института врачом, он всё же полностью ушёл в театр, в который был влюблён, и который , действительно,  был и есть его истинным предназначением, став актёром театра на Дальнем Востоке (Амурск). 

...Так что, други, рисунок сделан отнюдь не под влиянием фильма - который я увидел очень нескоро после его выхода на экран (ну, жил часто там, где телевизора не было, а фильмы в клуб привозили через , минимум, год-два после их премьеры на Большой Земле:D ).

 

  • Like 3

Share this post


Link to post
Share on other sites

Калина красная. Шукшин 001 (Копировать).jpg

Киноповесть В.М. Шукшина "Калина красная"", 01.10.1993г.  Полагаю, эпизод всеми узнаваемый))) Отмечу  лишь, что слева, в верхнем  углу, я, очень сильно тоскуя по Алтаю, изобразил его предгорья - Бийский район, где, собственно, происходят события всех "деревенских", и не только, произведений Василия Макаровича. Жил я и работал совсем недалеко (по сибирским понятиям, да и вообще) от его Сросток, только в горах, крайне незначительно западнее . А Сростки - они по Чуйскому тракту, что бежит в Монголию и Среднюю Азию - именно о тех местах в повести и одноимённом фильме с Куравлёвым "Живёт такой парень". Когда родители приезжали ко мне, я их обязательно возил в Сростки.

  • Like 4

Share this post


Link to post
Share on other sites

Гарун бежал быстрее лани 001 (Копировать).jpg

М.Ю. Лермонтов, "Беглец", 18.12.1994 г.

Ещё в школе , читая (помимо школьной программы, на которую все, как правило, забивали болт) Лермонтова, которого очень люблю - всего - сразу запал на "Беглеца". .. А потом как-то взял и нарисовал. Само стихотворение, на мой взгляд, одно из лучших, концентрированных художественных изображений северо-кавказской ментальности ( в хорошем смысле ).

 

Михаил Лермонтов — Беглец: Стих

Горская легенда

Гарун бежал быстрее лани,
Быстрей, чем заяц от орла;
Бежал он в страхе с поля брани,
Где кровь черкесская текла;
Отец и два родные брата
За честь и вольность там легли,
И под пятой у супостата
Лежат их головы в пыли.
Их кровь течет и просит мщенья,
Гарун забыл свой долг и стыд;

Он растерял в пылу сраженья
Винтовку, шашку — и бежит! —

И скрылся день; клубясь, туманы
Одели темные поляны
Широкой белой пеленой;
Пахнуло холодом с востока,
И над пустынею пророка
Встал тихо месяц золотой…

Усталый, жаждою томимый,
С лица стирая кровь и пот,
Гарун меж скал аул родимый
При лунном свете узнает;
Подкрался он, никем не зримый…
Кругом молчанье и покой,
С кровавой битвы невредимый
Лишь он один пришел домой.

И к сакле он спешит знакомой,
Там блещет свет, хозяин дома;
Скрепясь душой как только мог,
Гарун ступил через порог;
Селима звал он прежде другом,
Селим пришельца не узнал;
На ложе, мучимый недугом, —
Один, — он молча умирал…
«Велик аллах! от злой отравы
Он светлым ангелам своим
Велел беречь тебя для славы!»
— «Что нового?» — спросил Селим,
Подняв слабеющие вежды,
И взор блеснул огнем надежды!..
И он привстал, и кровь бойца
Вновь разыгралась в час конца.
«Два дня мы билися в теснине;
Отец мой пал, и братья с ним;
И скрылся я один в пустыне,
Как зверь преследуем, гоним,
С окровавленными ногами
От острых камней и кустов,
Я шел безвестными тропами
По следу вепрей и волков.
Черкесы гибнут — враг повсюду.

Прими меня, мой старый друг;
И вот пророк! твоих услуг
Я до могилы не забуду!..»
И умирающий в ответ:
«Ступай — достоин ты презренья.
Ни крова, ни благословенья
Здесь у меня для труса нет!..»

Стыда и тайной муки полный,
Без гнева вытерпев упрек,
Ступил опять Гарун безмолвный
За неприветливый порог.

И, саклю новую минуя,
На миг остановился он,
И прежних дней летучий сон
Вдруг обдал жаром поцелуя
Его холодное чело.
И стало сладко и светло
Его душе; во мраке ночи,
Казалось, пламенные очи
Блеснули ласково пред ним,
И он подумал: я любим,
Она лишь мной живет и дышит…
И хочет он взойти — и слышит,
И слышит песню старины…
И стал Гарун бледней луны:

Месяц плывет
Тих и спокоен,
А юноша воин
На битву идет.
Ружье заряжает джигит,
А дева ему говорит:
Мой милый, смелее
Вверяйся ты року,
Молися востоку,
Будь верен пророку,
Будь славе вернее.
Своим изменивший
Изменой кровавой,
Врага не сразивши,
Погибнет без славы,

Дожди его ран не обмоют,
И звери костей не зароют.
Месяц плывет
И тих и спокоен,
А юноша воин
На битву идет.

Главой поникнув, с быстротою
Гарун свой продолжает путь,
И крупная слеза порою
С ресницы падает на грудь…

Но вот от бури наклоненный
Пред ним родной белеет дом;
Надеждой снова ободренный,
Гарун стучится под окном.
Там, верно, теплые молитвы
Восходят к небу за него,
Старуха мать ждет сына с битвы,
Но ждет его не одного!..

«Мать, отвори! я странник бедный,
Я твой Гарун! твой младший сын;
Сквозь пули русские безвредно
Пришел к тебе!»
— «Один?»
— «Один!..»
— «А где отец и братья?»
— «Пали!
Пророк их смерть благословил,
И ангелы их души взяли».
— «Ты отомстил?»
— «Не отомстил…
Но я стрелой пустился в горы,
Оставил меч в чужом краю,
Чтобы твои утешить взоры
И утереть слезу твою…»
— «Молчи, молчи! гяур лукавый,
Ты умереть не мог со славой,
Так удались, живи один.
Твоим стыдом, беглец свободы,
Не омрачу я стары годы,
Ты раб и трус — и мне не сын!..»
Умолкло слово отверженья,

И всё кругом объято сном.
Проклятья, стоны и моленья
Звучали долго под окном;
И наконец удар кинжала
Пресек несчастного позор…
И мать поутру увидала…
И хладно отвернула взор.
И труп, от праведных изгнанный,
Никто к кладбищу не отнес,
И кровь с его глубокой раны
Лизал, рыча, домашний пес;
Ребята малые ругались
Над хладным телом мертвеца,
В преданьях вольности остались
Позор и гибель беглеца.
Душа его от глаз пророка
Со страхом удалилась прочь;
И тень его в горах востока
Поныне бродит в темну ночь,
И под окном поутру рано
Он в сакли просится, стуча,
Но, внемля громкий стих Корана,
Бежит опять под сень тумана,
Как прежде бегал от меча.

Анализ стихотворения «Беглец» Лермонтова

«Беглец» (1837-1838 гг.) — одна из «кавказских» поэм Лермонтова, написанная им под влиянием народных преданий. Сам автор поместил под названием подзаголовок «горская легенда».

В основе сюжета лежит история о кавказском воине, который, потеряв в бою отца и братьев, малодушно покинул сражение и попытался укрыться в родном ауле. Взяв за основу местное предание, Лермонтов раздвинул его нравственное значение до общечеловеческого. Гарун — резко отрицательный герой, трус и предатель. Он совершает предательство не только по отношению к своему отцу и братьям, смерть которых осталась неотомщенной. Гарун предает свою родную землю и веру. В этом образе Лермонтов клеймит позором любое малодушие и трусость, проявившиеся при выполнении своего гражданского долга. Он делает акцент не на ценностях мусульманской веры, а на «чести и вольности», забвении своего «долга и стыда».

Бегство Гаруна сопровождается молчаливым осуждением окружающей природы. Беглец пробирается по «темным полянам», на которые «пахнуло холодом с востока». К своему родному аулу он вынужден подкрадываться, как дикий зверь. Предчувствуя презрение, которое вызовет его поступок, Гарун тщательно обдумывает, к кому обратиться за помощью. Его друг Селим, умирающий от болезни (или от смертельной раны), с надеждой слушает речь беглеца. Даже перед смертью все его мысли направлены на защиту родной земли. В образе Селима Лермонтов воплотил лучшие качества гражданина и воина. Гарун напрасно в ярких красках описывает сражение и свое счастливое избавление. Теперь уже бывший друг с презрением прогоняет его из своего дома.

Следующая сцена более эмоциональна. Гарун вспоминает о своей любимой девушке, которая, как ему кажется, отнесется к нему с состраданием. Но позорной встрече не суждено состояться. Беглец слышит песню девушки, в которой она воспевает воинское мужество. «Главой поникнув», Гарун понимает, что и здесь его примут, как презренного труса.

Эмоциональный накал достигает вершины в третьей сцене. Гарун обращается туда, где за него несомненно возносятся «теплые молитвы», — к своей матери. Но даже его собственная мать, узнав, что ее родной сын предал отца и братьев, с гневом прогоняет беглеца прочь: «Ты раб и трус — и мне не сын!».

Всеми отверженный предатель находит единственно возможный выход — самоубийство. Смерть избавляет его от мучений, но не от позора. Труп Гаруна остается без захоронения валяться на улице. От него отворачивается мать, возле тела забавляются дети, а его кровь слизывает собака. Душа Гаруна становится таким же презренным беглецом, безуспешно пытающимся добиться прощения.

Поэма содержит огромный назидательный смысл. Впоследствии ее часто цитировали революционные деятели, осуждая трусость в отстаивании гражданских свобод  С сайта stihi.ru

_____________________________________________________________________________________________________________________

Офицер спецназа (говоря нынешним языком) поручик М.Ю.Лермонтов  как никто знал, что и о чём пишет. Знал Кавказ отлично. Чечены его ненавидели, но очень уважали - за почти безбашенную храбрость. Лермонтов командовал передовым отрядом разведки, выполняя самые суровые и опасные задачи.

Заодно о Лермонтове ещё немного, раз такое дело... А, казалось бы - всего лишь один мой карандашный рисуночек маленького формата...)))

ИСТОРИЯ

Сколько горцев убил Лермонтов

 
Автор: Ашхен Аванесова  |  2018-01-27 14:54:27
Lermontov-.jpg
 

Своенравный характер отвел Лермонтову ничтожные 27 лет жизни, но судьба наделила его литературным талантом, обессмертившим его имя и обогатившим русскую культуру. Будучи своевольным человеком, Лермонтов не раз вступал в заочную схватку с императором Николаем I, который, желая поучить писателя, отправил его менять характер на кавказскую войну 1830-­1840 годов.

Его университеты

Карьера военного не входила в планы Лермонтова, который без особых проблем поступил на нравственно-политический факультет Московского Университета, откуда спустя год перевелся на факультет словесности. Именно здесь на итоговом испытании по риторике он продемонстрировал комиссии удивительные знания сверх программы и полную неосведомлённость в лекциях, а также в свойственной ему манере вступил в споры с экзаменаторами и в качестве оценки получил пометку «посоветовано уйти».

В том же году поэт отправился в Петербург, чтобы продолжить обучение в стенах столичного университета. Но местные преподаватели отказались учитывать два года московской учебы и предложили Лермонтову зачисление на первый курс. Такой вариант его не устроил, и поэт решил стать воспитанником привилегированного военного училища – «Школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров».

 

После двух лет обучения Лермонтов получил чин корнета, и в 1834 году был переведен в 7­-й эскадрон лейб-гвардейского гусарского полка, который дислоцировался в Царском селе.

Первая ссылка на Кавказ

Конец спокойной службе пришел в 1837 году, когда возмущенный гибелью Пушкина Лермонтов написал прославленное стихотворение «Смерть поэта», в котором недвусмысленно намекал якобы на истинных виновников его уничтожения. Император Николай I назвал поэта за его вольнодумство преступником, приказал полковым врачам проверить Лермонтова на предмет сумасшествия и, понизив в звании, отправил в ссылку на Кавказ.

Там Лермонтов столкнулся с реалиями военной жизни, проникся сочувствием к кавказским горцам, боровшимся за свою свободу и не понимавшим безрезультатность своих желаний. В период первой ссылки поэт был всего лишь наблюдателем боевых действий, которые дали ему обширный материал для размышления и творчества. Понюхать пороху ему помешали старания бабушки и Жуковского, которые упросили императора смягчить наказание и вернуть нерадивого Лермонтова обратно.

Вторая ссылка

Причиной для второй ссылки стала дуэль с французом Барантом, о которой не было своевременно доложено начальству. Состоявшийся незамедлительно суд определил Лермонтову трехмесячную гауптвахту, лишение всех титулов и чинов, и ссылку на Кавказскую войну в звании рядового. Но Николай I проявил к поэту благосклонность и послал его воевать в чине корнета.

Прибыв в Тенгинский пехотный полк, Лермонтов стал адъютантом генерала Галафеева и активным участником кровопролитных боев, в которых проявлял мужество, хладнокровность, способность быстро оценивать ситуацию с правильным принятием решения.

Искренне уважая горцев, поэт, как офицер русской армии должен был сражаться с ними, и делал это уверенно и бесстрашно, не ведя счет убитых своею рукою оппонентов.

 

Валерик

Знаковой вехой в военной карьере Лермонтова стала битва на берегу ручья Валерик, которая была описана им в одноименном стихотворении. В этой жестокой схватке сошлись русские и чеченские воины, поначалу истреблявшие друг друга стрельбой, а затем в рукопашном бое с холодным оружием.

Окрасив воды ручья в красный цвет, императорские солдаты одолели противника, и Лермонтов, как отчаянный участник сражения был представлен командованием к ордену Св. Владимира 4-­й степени. Однако в высших эшелонах власти посчитали эту награду слишком завышенной для оценки действий ссыльного офицера и присвоили ему орден Св. Станислава 3-­й степени.

Лермонтовский отряд

Впрочем, полковое руководство продолжало доверять бравому поэту и назначило его командиром отборного конного формирования, получившего название «лермонтовского отряда». Предпочитая огнестрельному оружию кинжалы и шашки «лермонтовские кавалеристы» своими неожиданными вылазками приводили горцев в замешательство, беспощадно выполняя свой долг.

Императорская благодарность

По окончании кавказской войны в 1840 году в качестве благодарности за лихую службу генерал Граббе рекомендовал не жалевшего себя в бою Лермонтова наградить золотой саблей «За храбрость», которая позволяла опальному поэту восстановиться в гвардии.

Но император собственноручно вычеркнул его имя из наградного листа, а когда писатель подал прошение об отставке, не удовлетворил его, отправив Лермонтова обратно в Тенгинский пехотный полк. Дабы больше не решать вопросы с награждением неугодного литератора, но отважного воина, Николай I приказал командиру полка больше не пускать Лермонтова на фронт, чтобы у него не было повода отличиться.

Но в действующую армию поэт больше не вернулся, поскольку по пути в полк, заехал на лечение в Пятигорск, где 15 июля 1841 умер на дуэли с Мартыновым.

  • Like 2

Share this post


Link to post
Share on other sites

Аааа!!!!!Ну как же хорошо-то!Маме Вашей земной поклон за то,что такие раритеты сохранила.

За Лермонтова-отдельная благодарность.

Edited by Юта
  • Like 1

Share this post


Link to post
Share on other sites

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now

×